Глава 12

Верховный суд РФ

Fiat justitia


(Да свершится правосудие)

Уже на стадии принятия Кодекс этики получил много критики как со стороны представителей нотариального сообщества, так и от научной общественности. Особенно необходимо отметить экспертное заключение Центра экспертиз Санкт-Петербургского государственного университета, сделанное по запросу президента Нотариальной палаты Санкт-Петербурга (от 13.11.2015 № 01-115-6278). Итоговый вывод, сделанный по результату исследования тогда еще Проекта Кодекса этики, был следующий: «Кодекс профессиональной этики нотариусов в РФ в своих существенных характеристиках противоречит и/или не соответствует теоретико-методологическим принципам профессиональной этики, существующим нормативным документам этической направленности в области нотариальной деятельности, а также мировой и отечественной практике формирования кодексов профессиональной этики, в том числе и в области юриспруденции. Нормативная неопределенность, отсутствие внятных содержательных формулировок принципов и ценностей профессиональной этики нотариусов, отсутствие явно сформулированной положительной моральной мотивации к добросовестному выполнению профессиональных обязанностей, дисциплинарно-карательный уклон текста вызывают серьезные сомнения в профессионализме авторов/составителей в области нотариальной этики. Обнаруженные в ходе проведенного анализа принципиальные недостатки позволяют сделать вывод, что Проект Кодекса не может быть улучшен путем редакторской правки и требует кардинальной переработки». В то же время, несмотря на обоснованную критику, Кодекс этики был принят в том виде и без учета замечаний.

В преамбуле исследуемого документа определена цель издания Кодекса этики, выраженная в повышении доверия государства и общества к профессиональной деятельности нотариуса. Таким образом, исходя из заявленной единственной цели, всё нормативное регулирование Кодекса должно быть направлено на установление корпоративных стандартов поведения и установление принципов и порядка взаимодействия нотариуса с обществом и государством, используя различные коммуникативные инструменты. В противоположность этому этические нормы и принципы изложены в концепте дисциплинарной ответственности, которой посвящена бОльшая часть документа.

К осени 2020 года у нас с адвокатом Альфией Темир-Булатовой накопилась масса правовых критических замечаний к Кодексу профессиональной этики нотариусов, мы изучили немало научной юридической литературы по теме, проанализировали правоприменительный опыт и поняли, что надо «идти ва-банк» - оспаривать Кодекс полностью как нелегитимный документ, обращаться в Верховный Суд и требовать от Министерства юстиции принятия нового нормативного правового акта, который не противоречит законодательству Российской Федерации.

Как указал Верховный Суд РФ (Пленум ВС РФ, Постановление от 25.12.2018 г. № 50 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами»), оспаривание нормативного правового акта, а также акта, содержащего разъяснения и обладающего нормативными свойствами, является самостоятельным способом защиты прав и свобод граждан и организаций и осуществляется в соответствии с правилами, предусмотренными главой 21 КАС РФ и главой 23 АПК РФ. Результатом такого оспаривания должно стать исключение этого акта из системы правового регулирования полностью или частично. В связи с чем я подал административный иск к Министерству юстиции РФ и ФНП о признании недействующим Кодекса профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации.

Забегая вперед, отмечу, что определенной победой и несомненным достижением был уже сам факт принятия Верховным Судом нашего иска и назначение его к рассмотрению по существу.
Разберем по существу доводы иска (с полным текстом и дополнениями можно ознакомиться по ссылкам):
  • Обладая признаками нормативно-правового акта, Кодекс этики не был принят в форме федерального закона, не был официально опубликован и не прошел процедуру согласования и экспертиз.
Краткое правовое обоснование: Кодекс профессиональной этики нотариусов (далее по тексту - Кодекс этики) по своей правовой природе отвечает категории нормативно-правового акта по следующим основаниям: Кодекс этики регламентирован федеральным законодательством; издан на основе и во исполнение федерального законодательства; является письменным официальным документом, принятым (изданным) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение и отмену правовых норм; действия Кодекса распространяются и содержат предписания, обязательные для исполнения, как нотариусами, так и третьими лицами; носит публичный характер и является обязательным для исполнения; является подзаконным актом, издаваемым на основе и во исполнение Основ нотариальной деятельности; дополняет правила, установленные законодательством о нотариате. При этом, подзаконный ведомственный нормативно-правовой акт должен соответствовать и не противоречить закону. В силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом.
В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 (в редакции от 03.03.2015) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»: «В силу части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Как справедливо указал Конституционный Суд РФ в Определении от 02.03.2006 № 58-О, для признания акта не соответствующим закону достаточно установить лишь сам факт нарушения порядка его опубликования. Нормативные правовые акты, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу, и не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний.

  • Кодекс этики утвержден только Заместителем Министра юстиции РФ, в отсутствие соответствующего приказа Минюста России, т.е. имеет место нарушение установленной законом процедуры принятия подзаконных актов в сфере нотариата в случаях, отнесенных к совместной компетенции Федеральной нотариальной палаты и Минюста России.
В соответствии с требованиями Постановления Правительства РФ от 13.08.1997 г. № 1009 «Об утверждении Разъяснений о применении правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации», подобные документы в обязательном порядке должны проходить ряд согласований и экспертиз. Принятый собранием представителей нотариальных палат Кодекс требует, во-первых, соответствующей правовой экспертизы и согласования, а во-вторых, издания приказа Минюста России, т.е. должна быть соблюдена установленная законом процедура, как это делается во всех случаях принятия подзаконных актов в сфере нотариата, отнесенных к совместной компетенции Федеральной нотариальной палаты и Минюста России (все остальные документы межведомственного характера изданы исключительно в виде Приказа Минюста). В-третьих, далее должна следовать процедура официального опубликования для всеобщего сведения, как того требует Пленум Верховного Суда № 8.

Кодекс этики не был утвержден федеральным органом юстиции. Процедура утверждения была заменена обычным согласованием, а попросту визированием в виде подписи заместителем Министра Д.В. Новаком и Ю.С. Любимовым, без проведения стадий прохождения правовой и антикоррупционной экспертиз. В рамках других судебных процессов с участием нотариуса Г.Б. Акимова к Московской городской нотариальной палате Министерством юстиции РФ в адрес суда была представлена внутренняя переписка Министерства юстиции за 2015 год о процедуре согласования и принятия Кодекса этики нотариусов, в которой усматривается наличие целого ряда противоречий и имеющихся правовых коллизий по вопросам согласования, утверждения и введения в действие Кодекса, а именно:
- заместитель Министра Ю.С. Любимов в обращении на имя Министра указывает, что «законодательством РФ не определен порядок утверждения Кодекса и в полномочия Минюста не входит утверждение такого порядка»;
- директор Департамента регистрации ведомственных нормативных правовых актов указывает, что «учитывая наличие положений, касающихся дисциплинарной ответственности нотариусов, вопрос о форме утверждения Кодекса подлежит дополнительному обсуждению»;
- и.о. директора Департамента экономического законодательства указывает, что Кодекс предусматривает меры поощрения нотариусов, тогда как Основами законодательства о нотариате такие меры не предусмотрены;
- Департамент государственной службы и кадров указывает на несоразмерность сроков действия дисциплинарных взысканий, а также на отсутствие в иных положениях законодательства такого понятия, как «строгий выговор».

  • Кодекс выходит за рамки регулирования этики профессиональной жизни нотариусов и предполагает наложение ответственности в том числе за нарушения, совершенные во внерабочее время.
Кодекс этики регулирует не только поведение в рамках профессиональной деятельности, но и всех иных сфер личной жизни нотариуса, во многих требованиях имея пространные вневременные формулировки, а также напрямую указывая на совершение действий во внеслужебное время, что, несомненно, противоречит Конституции. Поведению нотариуса во внеслужебное время посвящена 4 Глава Кодекса, в которой запрещено делать все, что могло бы нарушить «имидж и авторитет» нотариального сообщества. Так, например, в пункте 4.7. Кодекса указывается, что нотариус не может позволять другим лицам использовать статус нотариуса, то есть фактически устанавливается ответственность нотариуса за действия третьих лиц.

  • Кодекс противоречит нормам о свободе слова и фактически запрещает нотариусам открыто выражать свое мнение, в том числе критиковать руководство.
Краткое правовое обоснование. В Постановлении Большой Палаты Европейского суда по правам человека по делу Animal Defenders International v. United Kingdom, жалоба N 48876/08, ECHR 2013, § 100, Суд охарактеризовал общие рамки возможного критического выступления следующим образом:
«... (i) Свобода выражения мнения составляет одну из существенных основ демократического общества и является одним из основных условий прогресса общества и самовыражения каждого из членов общества. Согласно пункту 2 статьи 10 Конвенции указанное положение применимо не только к «информации» или «идеям», которые принимаются благосклонно или считаются неоскорбительными или не вызывают какой-либо реакции, но также к тем, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости или широты мировоззрения, без которых нет «демократического общества». Как указано в статье 10 Конвенции, эта свобода подвержена ограничениям, которые... однако должны толковаться ограничительно, а необходимость любого ограничения должна быть убедительно установлена...»
Следовательно, высокий уровень защиты свободы выражения мнения - при этом власти будут, таким образом, пользоваться особенно небольшой свободой усмотрения - обычно будет предоставляться в случаях, когда высказывания касаются вопроса, представляющего общий интерес, - как в настоящем деле, в частности, в отношении высказываний о функционировании судебной системы.

Европейский суд по правам человека высказывался о праве адвоката на свободу выражения мнения не только в ходе судебных заседаний, но и вне суда, при общении со СМИ. Так, в решении Большой Палаты от 23 апреля 2015 г. по делу «Морис против Франции» подчеркивалось, что «...свобода выражения мнения распространяется... на адвокатов» и «охватывает не только содержание, но и форму выражения идей и информации». Соответственно, адвокаты вправе публично комментировать вопросы отправления правосудия при том условии, что их критические замечания не выходят за определенные рамки.
Также, как неоднократно указывал Европейский суд, свобода выражения мнения простирается весьма широко и «включает также возможность прибегнуть к некоторой степени преувеличения или даже провокации» (решение Европейского суда по правам человека по делу «Прагер и Обершлик против Австрии» от 26 апреля 1995 г.). По смыслу постановления ЕСПЧ от 15 декабря 2005 г. по делу «Киприану против Кипра» несоблюдение правильного баланса между необходимостью «оградить авторитет» затронутого критикой института и «необходимостью защитить право заявителя на свободное выражение мнения» способно в результате применения «непропорционально суровых» санкций «оказать «замораживающий эффект» по отношению к исполнению юристами своих обязанностей.

В деле «Кудешкина против России» было установлено, что увольнение в России судьи в качестве дисциплинарной санкции за выражение своего критического мнения нарушило право судьи на свободу выражения своего мнения. Европейский суд особо отметил, что опасение санкций может иметь «отпугивающий эффект» при осуществлении права на свободу выражения убеждений и что этот эффект, «который работает в ущерб интересам общества в целом, также является фактором, который касается соразмерности и оснований для санкций в отношении заявителя...» (См. «Кудешкина против России», 2009 ECtHR 12 H.R.).

  • Кодекс создает правовую неопределенность относительно мер ответственности за конкретные действия/бездействие – то есть не содержит перечня порицаемых проступков и перечня непосредственных взысканий за конкретные нарушения.
Краткое правовое обоснование. Ввиду отсутствия четкой градации санкций при совершении того или иного дисциплинарного проступка, создается нормативная неопределенность, возможность для злоупотребления со стороны органов и комиссий нотариальной палаты при определении мер дисциплинарной ответственности к нотариусу, а также создается ситуация непредсказуемости наказания за тот или иной вид нарушения. В то же время согласно ФЗ от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» к коррупциогенным факторам относятся положения актов, устанавливающих для правоприменителя необоснованно широкие пределы усмотрения или возможность необоснованного применения исключения из общих правил, а также положения, содержащие неопределенные требования к гражданам и тем самым создающие условия для проявления коррупции. Но поскольку Кодекс этики никаких антикоррупционных экспертиз не проходил, то данный вопрос так и остался неразрешенным.

  • Кодекс этики явно и по многим основаниям выходит за рамки регулирования профессиональной этики: он только называется Кодекс «этики», а по факту – устанавливает дополнительные к основным обязанности нотариуса (хранение печати, информирование о подозрительных операциях и т. д.), то есть вводит новые обязанности нотариуса, не предусмотренные законодательством.

  • Кодекс этики фактически передает полномочия по контролю за профессиональной деятельностью нотариусов от Минюста - руководству нотариальных палат, чем порождает ситуацию ослабления государственного контроля за нотариатом и усиления полномочий руководящих органов нотариата, ведущего к неконтролируемому давлению на отдельных представителей нотариата в своих интересах.

  • В связи с тем, что “Основы законодательства РФ о нотариате” были утверждены еще до принятия в России основополагающих кодексов и иных федеральных законов, имеют место быть противоречия между некоторыми положениями “Основ законодательства РФ о нотариате” и нормами семейного права, наследственного права, нормами о сделках, о юридических лицах и ряда других.
Каждый из указанных доводов имел развернутое правовое обоснование, и все понимали, в том числе и мои ответчики, что судебный процесс не будет простым. Судебное заседание состоялось 25 декабря 2020 года. Председательствующим судьей по делу была судья Верховного суда РФ Назарова А.М., прокурором - Степанова Л.Е. Надо отметить, что ранее в Верховном суде РФ уже рассматривались аналогичные дела о признании Кодексов профессиональной этики незаконными, где председательствовала именно судья Назарова А.М. Во всех исках было отказано - и это, конечно, оптимизма не прибавляло.
В этом судебном процессе, как и во всех остальных, описанных в книге, мои интересы представляла адвокат Темир-Булатова Альфия.


Федеральная нотариальная палата, несмотря на имеющийся обширный штат юристов, решила обратиться за помощью к стороннему специалисту для участия в суде. Минюст РФ представляла Коршунова А.М.


Ярким воспоминанием стало то, что в конце 2020 г. в судах все еще действовали «ковидные ограничения» и всем участникам процесса было строго предписано постоянно находиться в масках (закрывающих нос и рот) и перчатках. При том, что наши выступления занимали по 30-40 минут, зал суда был большой и говорить надо было громко, чтобы все слышали, но дышать было крайне сложно, очки запотевали, а искать документ в перчатках и вовсе нереально… Но это просто детали для полноты картины.
После доклада судом обстоятельств дела и заслушивания правовых позиций и объяснений сторон истец и ответчики обменялись вопросами. Для понимания и воссоздания духа заседания публикую ниже часть стенограммы судебного заседания:
Административный истец Акимов Г.Б.: Уважаемый ответчик, будьте любезны, в ст. 6.1 Основ о нотариате определено, что «Кодекс профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации принимается собранием представителей нотариальных палат и по принятии утверждается федеральным органом юстиции». Вы ссылаетесь в своих возражениях, что это не должно производиться; на каких правовых основаниях вы толкуете законодательство?
Представитель ФНП: Уважаемый суд, мы не ссылаемся, что это не должно осуществляться; наоборот, он утвержден федеральным органом юстиции. Мы говорим о том, что принятие Кодекса этики относится к исключительной компетенции высшего органа управления - Федеральной нотариальной палаты. Вот мы о чем говорим.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Подскажите, а врио нотариусов являются членами нотариальной палаты?
Представитель ФНП: Могут являться, а могут и не являться.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Почему тогда на них в любом случае распространяется действие Кодекса?
Нет ответа.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Где в Кодексе этики раскрывается понятие «дисциплинарная ответственность»? Которая, как вы говорите, не имеет отношения к трудовому законодательству.
Представитель ФНП: Административный истец пытается отождествить понятие дисциплинарной ответственности, которая установлена трудовым законодательством, с дисциплинарной ответственностью, которая определена Кодексом этики. Есть разные виды дисциплинарной ответственности (например, военнослужащих). Для членов саморегулируемых организаций тоже установлена дисциплинарная ответственность – там, кстати, одним из видов дисциплинарной ответственности вообще штраф является. И никакого противоречия с трудовым законодательством нет. Потому что здесь дисциплинарная ответственность членов профессионального сообщества, а не работников по трудовому договору. Просто не нужно отождествлять вот эти понятия – «ответственность дисциплинарная по трудовому кодексу» и «дисциплинарная ответственность членов профессионального сообщества». Может быть, в ближайшем будущем будут приняты какие-то новые документы, кодексы. Будут называть немного по-другому. Может быть, о профессиональной ответственности будет идти речь. Но здесь правовая сущность в дисциплинарной ответственности членов профессионального сообщества, она отличается от дисциплинарной ответственности работников по трудовому договору.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Только что административный ответчик упомянул, что да, существует дисциплинарная ответственность военнослужащих, железнодорожников, мореплавателей и т. д. Но она вся урегулирована федеральным законодательством. Мы упоминаем об этом, потому что специально, когда употребляется термин «дисциплинарная ответственность», это регулируется федеральным законом, - да, действительно, это юридическая ответственность за совершенные виновные действия. В Кодексе этики нотариусов она не определена. Именно эта правовая неопределенность рождает непонятность трактовок, какую ответственность приобретают лица? Если за моральные нарушения этических норм - то это одна ответственность, если за нарушение профессиональных обязанностей - то другая. Зачем в Кодексе профессиональной этики нотариусов дублировать нормы федерального законодательства?
Представитель ФНП: Запрета на это нет. Очевидно, чтобы ещё раз напомнить нотариусам, что они должны соблюдать нормы федерального законодательства.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Не считаете ли вы, что это дублирование судебной ответственности?
Представитель ФНП: Нет, не считаю.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Каков порядок вступления врио нотариусов в члены нотариального сообщества и платят ли они взносы?
Представитель ФНП: Сдал квалификационный экзамен, пишет заявление в нотариальную палату, вступает в члены нотариального сообщества и выполняет нормы, которые установлены этим сообществом. Если они являются членами - платят.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Сколько врио нотариусов сейчас являются членами нотариальных палат в России?
Представитель ФНП: Я не могу ответить на этот вопрос, какое это имеет отношение к предмету спора?
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Как лицо, состоящее в трудовых отношениях с нотариусом, не являющееся членом нотариальной палаты, могло быть привлечено к дисциплинарной ответственности по Кодексу этики нотариусов?
Судья: Это частный случай, давайте по Кодексу задавать вопросы. Давайте проверять его. Что противоречит в Кодексе этики Трудовому кодексу? Какая норма? Какое положение?
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Как лицо, временно замещающее нотариуса, может быть привлечено к дисциплинарной ответственности, не являясь членом нотариальной корпорации?
Судья: Вы возразить можете на это?
Представитель ФНП: Не противоречит Трудовому кодексу, если они являются членами той или иной нотариальной палаты.
Судья: Есть вопросы? Нет вопросов.

Возражения Минюста относительно заявленных требований: Минюст России заявленных требований не признает и полагает, что они не подлежат удовлетворению по следующим основаниям. Согласно Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 No 1009 (далее - Правила), нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти издаются на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ, а также по инициативе федеральных органов исполнительной власти в пределах их компетенции. В п. 2 Правил указывается, что нормативные правовые акты издаются федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. В соответствии с Положением о Министерстве юстиции РФ, утвержденным Указом Президента РФ от 13.10.2004 No 1313 «Вопросы Министерства юстиции РФ», Минюст России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере нотариата, а также по контролю и надзору в указанной сфере. На законодательном уровне нормативным актом, регламентирующим нотариальную деятельность в РФ, являются Основы законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 No 4462-I. В соответствии с ч. 1 и 4 ст. 24 Основ нотариальная палата субъекта РФ является некоммерческой организацией, представляющей собой профессиональное объединение, основанное на обязательном членстве нотариусов, занимающихся частной практикой. Нотариальная палата является юридическим лицом и организует свою работу на принципах самоуправления. Деятельность нотариальной палаты осуществляется в соответствии с законодательством РФ, субъектов РФ и своим уставом. В силу ч. 1 ст. 34 Основ контроль за исполнением профессиональных обязанностей нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, осуществляет федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю в сфере нотариата, и его территориальные органы, а нотариусами, занимающимися частной практикой, - нотариальные палаты. Согласно ст. 16 Основ нотариус выполняет свои обязанности в соответствии с Основами, законодательством субъектов РФ и присягой. В соответствии с п. 8.2.5 Устава Федеральной нотариальной палаты к компетенции собрания представителей нотариальных палат субъектов РФ относится принятие Кодекса профессиональной этики нотариусов в РФ и внесение в него изменений. Кодекс является корпоративным нормативным актом нотариального сообщества, наряду с законодательными актами, содержит юридические основания для разрешения внутренних локальных вопросов нотариата - вопросов этики нотариусов. Согласно ст. 6.1 Основ Кодекс устанавливает требования к профессиональной этике нотариуса и лица, его замещающего, а также основания и порядок привлечения нотариуса к дисциплинарной ответственности, а также меры дисциплинарной ответственности. Дисциплинарная ответственность нотариуса устанавливается только за виновные действия, приведшие к нарушению требований, установленных Кодексом. Положения Кодекса регулируют правоотношения членов нотариальных палат (нотариусов и лиц, их замещающих), при этом права третьих лиц указанным актом не затрагиваются. Указание в Кодексе третьих лиц предусмотрено исключительно необходимостью уточнения оснований для начала дисциплинарного производства (обращения граждан, юридических лиц и должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления и т. д.). Кодекс является документом прямого действия и распространяет свое действие на всех нотариусов, занимающихся частной практикой. Кодекс принимается собранием представителей нотариальных палат и по принятии утверждается федеральным органом юстиции. Во исполнение ст. 6.1 Основ, Кодекс принят на собрании представителей нотариальных палат субъектов РФ , и прошел процедуру согласования, по результатам которой утвержден Минюстом России 19.01.2016. Пп. 54 и 56 Инструкции по делопроизводству в Министерстве юстиции РФ, утвержденной приказом Минюста России от 30.12.2011 No 460, установлено, что нормативные правовые акты Минюста России издаются на основе и во исполнение федеральных конституционных законов, федеральных законов, указов и распоряжений Президента РФ, постановлений и распоряжений Правительства РФ, а также по инициативе Минюста России в пределах его компетенции. Нормативные правовые акты издаются в виде приказов или в ином установленном законодательством РФ виде. Учитывая, что Минюст России не является субъектом разработки Кодекса, принятого решением собрания представителей нотариальных палат, Кодекс не может утверждаться нормативным правовым актом Минюста России. Утверждение Минюстом России Кодекса является одним из инструментов реализации контрольных полномочий Минюста России в сфере нотариата. Учитывая, что Кодекс относится к актам нотариального сообщества, приказом Минюста России он не утверждался и, соответственно, не подлежит государственной регистрации, на него не распространяются Правила; в связи с этим Кодекс не размещался на официальном сайте www.regulation.gov.ru в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», который создан для размещения информации о подготовке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатах их общественного обсуждения. При этом Кодекс размещен на официальном сайте Федеральной нотариальной палаты, а также в правовой системе «Консультант Плюс» и доступен для ознакомления с ним неограниченного круга лиц. В удовлетворении заявленных требований административному истцу Акимову Г.Б. просим отказать.

Административный истец Акимов Г.Б.: Уважаемый ответчик, вы признаете суду, что данный акт не был утвержден нормативным правовым актом Минюста? Ведь законодатель требует именно утверждения федеральным органом юстиции. Вы ссылаетесь на инструкцию по делопроизводству в Минюсте от 30.12.2011 No 460, которая позволяет (п. 40) на внутренних документах Минюста гриф «утверждено» для придания некой юридической силы внутри вашего юридического лица - Минюста РФ. А также в этой инструкции нигде не написано, что это «утверждение» может быть проставлено должностным лицом, назначаемым Президентом страны, на других документах, в которых Минюст, как вы сами заявляете, не принимал участие в разработке и в обсуждении и не принимал в установленном порядке. Как вы это можете объяснить?
Представитель Минюста РФ: Во-первых, передергивание слов: «не обсуждалось» и «не участвовало в разработке» сказано не было. Хотелось бы прокомментировать: Минюст России в рамках полномочий осуществляет государственную регистрацию нормативно-правовых актов РФ. Для того, чтобы утвердить локальный акт, в частности, в сфере нотариата, внутри Минюста соответствующая работа проведена, и вы некоторые результаты сами видели, вы их представляли на обозрение другого суда. Были какие-то уточнения в вопросах со стороны внутри министерства. Соответственно, в работе по анализу содержания положений Кодекса этики нотариусов, естественно, Минюст России принимал работу, участвовал. По результатам рассмотрения Кодекса, министр, курирующий вопросы нотариата, утвердил локальный Кодекс этики/ акт нотариального сообщества 19.01.2016 года.
Административный истец Акимов Г.Б.: Я вас правильно понял, уважаемый ответчик, что инструкция по делопроизводству в Минюсте настоящими замминистра, дважды ставившими подпись, не нарушалась? И что она вполне применяется для данного локального акта общественной организации, надзор над которой осуществляет Минюст?
Представитель Минюста РФ: Локальный акт общественной организации, локальный акт нотариального сообщества, а не локальный акт либо ФНП, либо нотариальной палаты субъекта, - это разные вещи.
Административный истец Акимов Г.Б.: Простите, вы ответите на мой вопрос?
Представитель Минюста РФ: Так я ответила.
Административный истец Акимов Г.Б.: Нет, вы не ответили. Было ли нарушено применение инструкции по делопроизводству в Минюсте в части проставления подписи замминистра на локальном акте общественной организации?
Представитель Минюста РФ: Нет, конечно.
Административный истец Акимов Г.Б.: Вы в своем возражении прямо указали, что Кодекс относится к актам нотариального сообщества, приказом Минюста России он не утверждался и, соответственно, не подлежит государственной регистрации. Таким образом, Минюст считает, что исполнить волю законодателя по утверждению федеральным органом юстиции здесь правило не применяется. Какую работу вы провели с 2016 года, чтобы это правило в соответствии с п. 6.1 Основ о нотариате исполнить?
Представитель Минюста РФ: Государственная регистрация Минюстом России осуществляется только нормативно-правовых актов. Кодекс этики нотариусов не является нормативно-правовым актом. В рамках рассмотрения Кодекса профессиональной этики нотариусов перед утверждением в январе 2016 года Минюстом России были запрошены соответствующие мнения коллег, которые занимаются вопросами гражданского законодательства. Нами проведен анализ и после чего, да, было доложено министру, что полагаем необходимым согласовать. И как раз была сделана оговорка о том, что компетенция...
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Почему все остальные документы, находящиеся в совместном ведении Минюста и ФНП, утверждаются приказами, хотя они действуют тоже только для нотариального сообщества, а Кодекс не утвержден приказом?
Представитель Минюста РФ: Законодатель определил, что решение об утверждении Кодекса этики нотариусов принимает общее собрание представителей нотариальных палат, а Минюст России утверждает локальный акт корпорации. А у вас речь идет о совместной компетенции приказов. Это приказы, которые в рамках положений, прямо предусмотренных Основами о нотариате, предписывают то, что утверждение требования к содержанию реестра единой информационной системы нотариата определяется совместно федеральным органом юстиции и Федеральной нотариальной палатой. То есть здесь идет нормативно-правовой акт, который проходит все стадии, соответствующие соблюдению требования Постановления Правительства...
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Если это исключительно локальный корпоративный акт, как вы утверждаете, почему он утверждается Минюстом? Какие экспертизы или процедуры еще он проходит в Минюсте для придания ему юридической силы?
Судья: Вот это вот: с какой целью утверждаются, если это в федеральном законе написано, - к кому должен быть вопрос задан? В ст. 6.3 Основ сказано, что Кодекс после принятия утверждается федеральным органом юстиции, и что из этого следует?
Административный истец Акимов Г.Б.: Мы и пытаемся доказать, что этого не произведено.
Судья: Вы спрашиваете, с какой целью?
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Он обладает свойствами нормативно-правового акта, и тогда должен быть приказ, а если нет, то формулировка «утверждено» говорит о том, что экспертизу Кодекс этики нотариусов не проходил.
Судья: Объясняйте, пожалуйста.
Представитель Минюста РФ: Для того, чтобы любой руководитель в рамках полномочий утвердил локальный акт, в частности нотариата, внутри министерства были проведены соответствующие согласительные мероприятия. Федеральный орган исполнительной власти - как орган, наделенный соответствующими полномочиями, - обязан произвести проверку результата содержания положений Кодекса, потому что в рамках полномочий, которые ему предоставлены Основами законодательства о нотариате, должен утвердить этот локальный акт.
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Так были сделаны какие-то экспертизы?
Представитель Минюста РФ: А какие экспертизы вы имеете в виду? В рамках тех экспертиз, которые у нас предусмотрены Постановлением 2009 № 1009? Нет, потому что это не нормативно-правовой акт.
Представитель административного истца Акимова Г.Б.: Еще вы ссылались на то, что Кодекс не распространяет свое действие на неограниченный круг лиц, потому что граждане являются просто участниками производства...
Представитель Минюста РФ: Это уточнение роли граждан и юрлиц для возбуждения дисциплинарных производств.
Административный истец Акимов Г.Б.: В п. 12.3 Кодекса сказано, что участниками дисциплинарного производства являются граждане, юридические лица, нотариус, направившие обращение, должностные лица и органы, от имени которых направлено обращение... А следующий пункт Кодекса этики нотариусов (12.4) разъясняет права и обязанности сторон. Вы считаете, это не третьи лица и не неограниченный круг лиц, о котором говорится в Кодексе?
Представитель Минюста РФ: Здесь речь идет исключительно о необходимости уточнения оснований для начала дисциплинарного производства.
Административный истец Акимов Г.Б.: То есть, если мы говорим о Кодексе административного судопроизводства, участники процесса не применяем, а в данном документе (Кодексе этики нотариусов) - здесь играем, здесь не играем, здесь рыбу заворачиваем.
Представитель Минюста РФ: Ваши приведенные сравнения Кодекса - локального акта сообщества и Кодекса административного судопроизводства, мягко говоря, некорректны.
Административный истец Акимов Г.Б.: Значит, вы считаете, что в п. 12.4, где наделяются правами и обязанностями любые участники процесса, (Кодекс профессиональной этики нотариусов) не является нормативно-правовым актом, обязательным для исполнения этими лицами, правильно?
Представитель Минюста РФ: В наших возражениях есть прямая цитата: «Указание в Кодексе третьих лиц предусмотрено исключительно необходимостью уточнения оснований для начала дисциплинарного производства (обращения граждан, юридических лиц и должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления и т.д.)».
Административный истец Акимов Г.Б.: Они принимают участие, выдают возражения, соглашаются или не соглашаются с выводами по дисциплинарному производству... Это все описано в п. 12.4 Кодекса. Вы согласны с этим или нет? Если они являются заявителем, они имеют право заявлять ходатайства, присутствовать при рассмотрении, заявлять отводы, получать документы и оспаривать их в суде. Неограниченный круг лиц, который прямо описан в п. 12.3 Кодекса, вы считаете этих граждан посторонними?
Представитель Минюста РФ: Нет, это участники, на основании их обращений возбуждаются дисциплинарные производства.
Административный истец Акимов Г.Б.: Вы считаете, что наделение правами этих лиц без нормативного акта, принятого в установленном порядке, сделано надлежащим образом? И они наделяются правами и обязанностями локальным актом общественной организации, участниками которой они не являются?
Представитель Минюста РФ: Локальный акт это не общественных организаций, это не устав, учредительные документы какой-либо общественной организации... палаты.
Административный истец Акимов Г.Б.: Мы говорим про права и свободы неопределенного круга граждан и юридических лиц, которыми этот документ их наделяет.
Представитель Минюста РФ: Опять-таки, вы просто путаетесь в некоторых положениях, называя локальный Кодекс профессиональной этики документом учредительным какой-либо общественной организации, это вообще не так.
Административный истец Акимов Г.Б.: Наделение полномочиями граждан здесь некорректно.
Представитель Минюста РФ: Ну, это ваша позиция, я с ней не согласна.
Судья: Пожалуйста, вопросы.
Представитель ФНП: Хотелось дать небольшой комментарий. По поводу права граждан обжаловать действия нотариусов, жаловаться...
Судья: Ну не по любому же обращению гражданина возбуждается дисциплинарное производство?
Представитель ФНП: Не по любому возбуждается дисциплинарное производство. Здесь просто появляются участники дисциплинарного производства, на них не накладываются какие-то обязанности, тем более еще и дисциплинарная ответственность к ним как нотариусам не может быть применена. Просто упоминаются лица, которые вправе участвовать в дисциплинарном производстве и говорить там, что на них в полном объеме распространяется локальный нормативный акт (Кодекс профессиональной этики нотариусов), на их права и обязанности... Ну это некорректно, я считаю.

Судья: Вопрос к административному истцу. По правилам принятия вы просите признать Кодекс профессиональной этики нотариусов недействующим полностью?
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Да.
Судья: Какие-то нормы выделить или только те, которых вы коснулись? Дисциплинарная ответственность, возложение обязанностей на нотариусов, или вы утверждаете, что вообще по порядку принятия, который был нарушен, Кодекс подлежит признанию недействующим?
Адвокат Темир-Булатова А.А.: Мы говорим, в первую очередь, о легитимности привлечения к дисциплинарной ответственности. В том числе врио нотариусов, многие из которых членами палат не являются. То есть к лицам применяется двойная ответственность. Также говорим о том, что Кодекс соответствует свойствам нормативно-правового акта, и о том, что порядок опубликования, процедуры и экспертиз и т. д. не соблюден. Говорим о чрезмерно широком действии Кодекса и его карательной направленности, о правовой неопределенности ответственности за конкретные нарушения. Мы просим суд признать Кодекс этики нотариусов недействующим полностью.

Представитель Генеральной прокуратуры скупо прочитала заключение о том, что Кодекс этики полностью легитимен, соответствует законодательству Российской Федерации, никаких нарушений в процедуре его принятия Прокуратура не усмотрела, несоответствий Трудовому кодексу не имеется, права граждан никоим образом не нарушаются, и в удовлетворении исковых требований необходимо отказать.
Отмечу еще пару моментов.

Воспользовавшись своим процессуальным правом, для всестороннего рассмотрения дела я ходатайствовал о привлечении в качестве заинтересованного лица в процесс специалиста, по делу представителя Федеральной службы по труду и занятости (Роструд). По моему мнению, привлечение данного специалиста было необходимо для оценки довода о неправомерности дисциплинарной ответственности лиц, замещающих нотариуса и не являющихся членами нотариальной палаты, а состоящих в трудовых отношениях с нотариусом, то есть фактически подвергающихся двойной ответственности – и по трудовому законодательству, и по Кодексу профессиональной этики нотариусов в РФ. Роструд является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере труда, и в соответствии с пунктом 5.5(4) Положения о Федеральной службе по труду и занятости (Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 2 324) анализирует обстоятельства и причины выявленных нарушений трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, а соответственно является именно тем органом власти, перед которым могут быть поставлены вопросы, связанные с установлением содержания положений оспариваемого нормативного правового акта - о наличии нарушений норм и принципов трудового законодательства РФ в соответствии с требованиями статьи 50 КАС РФ. Но Верховный суд, увы, необоснованно отклонил данное ходатайство, никак не мотивировав отказ, и не отразил причины отказа ни в протоколе судебного заседания, ни в решении суда.
Ходатайство ВС:
Кстати, в январе 2021 г. я получил ответ из Роструда, где прямо говорилось о том, что положения Кодекса этики распространяются исключительно на нотариусов, а для врио и помощников действует только Трудовой кодекс, но этот мой довод даже апелляция не услышала.
Также, в рамках подготовки к процессу моим адвокатом был направлен ряд запросов – в ФНП и Минюст для получения статистических данных о количестве нотариусов, привлеченных за последние годы к дисциплинарной ответственности (и их врио), потому как данные сведения являются закрытыми. В отличие от, например, адвокатских палат, регулярно публикующих свою дисциплинарную практику, в том числе в целях ознакомления с ней адвокатов и избегания подобных инцидентов в работе, а также для сведения простых граждан - для понимания, к какой ответственности может быть привлечен адвокат и за какие проступки может быть наказан. В этом аспекте (как и во многих других) деятельность нотариата полностью закрыта даже от самих нотариусов, так что узнать, кого и за что привлекают по Кодексу этики, практически невозможно, что также рождает домыслы и неопределенность. Но – ожидаемо – в ответе на адвокатские запросы было отказано: Минюст ответил, что не располагает данными, а ФНП написала, что «истребование адвокатом документов и сведений у противоположной стороны судебного спора является злоупотреблением правом», в очередной раз продемонстрировав свое отношение к нормам законодательства.
Тем временем закончился почти трехчасовой судебный процесс, и после прений сторон суд ушел в совещательную комнату. Мы ждали в полной тишине около 50 долгих минут… Но, несмотря на определенные надежды и веру в правосудие, в удовлетворении исковых требований было полностью отказано.


В опубликованном чуть позднее решении суд обосновал отказ в иске следующими выводами:
«Вопрос принятия Кодекса профессиональной этики нотариусов в Российской Федерации Основами нотариата к совместной компетенции Министерства юстиции Российской Федерации и Федеральной нотариальной палаты не отнесен. Таким образом, Кодекс, регулирующий вопросы профессиональной этики и дисциплинарной ответственности нотариуса, занимающегося частной практикой, а также лица, его замещающего, является корпоративным нормативным актом, обязательным для применения исключительно в рамках нотариального сообщества, и не может быть отнесен к нормативным правовым актам, так как не содержит правил поведения, обязательных для неопределенного круга лиц; разработка и принятие Кодекса профессиональной этики нотариусов не входит в компетенцию федерального органа исполнительной власти - Минюста России. Требования Правил постановления No 1009 о государственной регистрации Минюстом России нормативных правовых актов, подлежащих официальному опубликованию, и об опубликовании в ФГБУ «Редакция «Российской газеты» либо о размещении на официальном сайте интернет-портала правовой информации в случае признания Минюстом России нормативного правового акта не нуждающимся в государственной регистрации, на Кодекс не распространяются. При этом Кодекс опубликован на официальном сайте Палаты, размещен в правовой системе «Консультант Плюс» и доступен для ознакомления с ним неограниченного круга лиц, в связи с чем довод административного истца о нарушении порядка принятия Кодекса основан на ошибочном толковании норм материального права».
Не согласившись с таким решением, я обратился в Апелляционную коллегию Верховного суда РФ за оспариванием судебного акта первой инстанции, но суд в очередной раз не поддержал мои доводы, в удовлетворении апелляционной жалобы мне было отказано. Тем не менее данный процесс был очень важен для меня. В первую очередь я юрист, а значит должен руководствоваться нормами права и законом. И использовать все возможности для доказывания своей правовой точки зрения, не останавливаясь ни перед чем. По крайней мере, я сделал все, что было в моих силах.
Забавным завершением этого дела было последующее обращение ФНП ко мне с иском о взыскании судебных расходов по проигранному процессу – палата просила 300 000 рублей компенсации за привлечение специалиста к участию в деле. Было назначено отдельное судебное заседание, в ходе которого судьи справедливо поинтересовались, «неужели в Федеральной нотариальной палате нет юристов, компетентных в споре о Кодексе этики», и после неубедительных доводов о крайней необходимости сторонней помощи в столь сложном споре суд решил компенсировать им 50 000 рублей за причиненные «неудобства». Вот так, несмотря на более чем 4 миллиона рублей, уплаченных мною за предыдущие три года взносов только в ФНП (напомню, что платится определенный процент от валового дохода), этого оказалось мало, и было решено добавить к этому еще 50 000 рублей как плату за мою жажду справедливости и правовой определенности.
И все-таки я верю, что это еще не завершение борьбы. Все меняется, и в конце концов мои юридически выверенные доводы будут услышаны, пусть и не сейчас.

Ссылка на скачивание всех документов по данной главе: